На прошлой неделе ГНАУ отчиталась о первых результатах проведения эксперимента по внедрению электронной отчетности по НДС. Несмотря на то что такая форма декларирования пока является делом добровольным, на виртуальное общение с налоговой уже перешли около половины всех предприятий. Что, как утверждают в ГНАУ, позволило существенно сократить количество проверок компаний, а также эффективнее пресекать возможные махинации с неоправданным возмещением НДС. О том, что фискалы оказались погребены под валом информации, которой не могут найти применение, налоговое руководство предпочитает умалчивать.

Как сообщил заместитель председателя ГНАУ Вадим Кайзерман, за апрель–май в фискальные органы поступило 619 тыс. электронных деклараций по НДС (или около 50% от общего количества поданных отчетов). И 494 тыс. сопровождались расшифровками налогового кредита в разрезе проведанных операций с контрагентами. Впрочем, руководители предприятий, решивших поучаствовать в эксперименте, с которыми общалась «ДС», называют переход на электронное декларирование «добровольно-принудительным». И поясняют, что им недвусмысленно давали понять: «хотите возмещение НДС, отчитывайтесь по-новому». Работа с электронными расшифровками дала внушительные результаты. По информации источника «ДС» в центральном аппарате ГНАУ, в 159 тыс. деклараций было выявлено около 8 млн расхождений (когда контрагенты, каждый в своей декларации, указывают разные данные об одной и той же сделке). Всего таких нестыковок обнаружилось на сумму около 37 млрд грн. — декларанты завысили свой налоговый кредит на 23 млрд грн. и занизили сумму НДС, подлежащую уплате, на 14 млрд. Однако обнаружившимся фактам они и сами были не рады. «Это сведения, полученные по результатам компьютерной обработки деклараций и расшифровок к ним. Однако данные компьютерной сверки могут быть использованы только в качестве внутренней статистики ГНАУ, и на их основании она не может признать поданную заявку на возмещение НДС неправомерной. По каждому из указанных несоответствий инспекторам предстоит провести обычную документальную проверку, ведь сам факт расхождения не позволяет выяснить, кто из двух контрагентов, «отличившихся» несовпадениями в отчетах, подал неверные сведения. Кроме того, может оказаться, что несоответствия вызваны механической ошибкой бухгалтера или сбоем в программном обеспечении. И если раньше фискалы ревизовали только компании, претендующие на возмещение НДС и их контрагентов, то теперь нужно будет проверять все декларации с ошибками, так что работы хватит надолго», — говорит сотрудник центрального аппарата.

По мнению президента Украинского союза налоговых консультантов Леонида Рубаненко, других результатов от введения электронного декларирования не стоило и ожидать. «Эти вопросы рассматривались на заседаниях общественной коллегии ГНАУ, и эксперты предупреждали о возможных проблемах. Однако в налоговом ведомстве стояли на своем. Вообще создается впечатление, что основной причиной внедрения электронной отчетности стало желание освоить средства, выделенные на техническое обеспечение процесса», — говорит он. В бюджете текущего года на техническую модернизацию Главной налоговой администрации выделено 24,6 млн грн. И большая часть этих средств была потрачена на введение электронной отчетности. Помимо этого, совместная затея Минфина и ГНАУ ударила по карманам предприятий. «Бесплатное программное обеспечение по НДС-декларациям, предоставленное фискалами, очень часто дает сбои, и, чтобы вести электронную отчетность, нужно покупать ПО у частных разработчиков», — говорит г-н Рубаненко. Впрочем, ни в налоговой, ни в министерстве не собираются отказываться от своей затеи. «Текущие трудности с НДС-декларированием вызваны недочетами в программном обеспечении, которые поддаются устранению. Так что после нескольких месяцев ситуация исправится», — уверяют в Минфине.

По материалам «Деловой Столицы»